Спонсоры команды
ПАРТНЕРЫ

 

 

 

 

 

 

 

 

Реклама на сайте



Геморрой - до...., и после....


Геморрой – до…, и без него – после….
Впервые он проявился в далеком 1965 году, на одном матче по регби, в перерыве между таймами в туалете, когда мне было всего 27 лет. Ну, был эпизод, и был, - не обратил внимания. Работа, семья, дети, попутно спорт, в общем, к врачам никогда по этому поводу не обращался. Геморрой вылезал только в туалете, а я его аккуратно заправлял обратно. В начале семидесятых прошлого века иногда стул сопровождался выделением крови. Я опять никуда не обратился, а начал смазывать после туалета задний проход облепиховым маслом. Где-то через месяц, приснился сон:  какие-то корки отвалились в заднем проходе. После этого выделение крови при посещении туалета больше не наблюдалось. Последние лет десять геморрой стал беспокоить при физической работе и даже при ходьбе.

Короче, я с геморроем стал, если можно так выразиться, «сотрудничать». Т.е. после туалета я подмывался и, затем, смазывал геморрой облепиховым маслом, после чего заправлял в прямую кишку. Вечером перед душем я просто смазывал з.п. тем же маслом. Последние годы перешел на масло черного тмина.  

Как я с этим жил? Расскажу. Если ничего не делать и не ходить более 100 метров, он никак себя не проявлял. При физической работе и продолжительной ходьбе геморрой начинал вылезать. Приходилось останавливаться и заправлять его обратно, и так до новой подобной процедуры. При этом никаких болевых проявлений у меня не было. Я же физически по дому все делал и делаю сам, и всегда вел активный образ жизни. Так что такое «сотрудничество», как говорят, достало. В свои 82 я всё-таки решил попробовать от такого спутника жизни избавиться.

В наш век, когда иногда самые длинные расстояния измеряются от кухни до личного автомобиля у подъезда дома, и физически многие ничего не делают, с геморроем можно жить. Но здесь, как кому повезет, и в какую проблему он может обернуться. То, что я на протяжении долгих лет не обращался к специалисту, говорит только о моей безответственности, чего никому повторять не следует.

Итак, сначала супруга созвонилась с Клиникой Колопроктологии и Малоинвазивной  Хирургии Сеченовского Университета, где девушка объяснила, что процесс лечения можно пройти по Полюсу обязательного медицинского страхования. Необходимо взять направление в своей поликлинике с указанием точного названия медицинского центра, расположенного по адресу: ул. Погодинская 1.1. Она также попросила:
- «После того, как получите такое направление, обязательно перезвоните, чтобы записаться на прием к доктору».


Я зашёл к Стефаненкову Никоалю Лаврентиевичу - Главврачу поликлиники в Верее и все ему объяснил. Он поинтересовался:
- «Болит, кровоточит?»
- «Не болит и не кровоточит, но ему уже более полувека», и добавил - «Пока вроде бы живу, а этот геморрой периодически приходиться заправлять, - прилично надоело».

- "Думаешь, ты один такой? Ну, если решил, - это твой выбор", и он выписал справку необходимого образца. Заверил личным штампом и добавил:
- "В регистратуре у девочек поставь круглую печать".

Получив на руки необходимое направление, моя супруга Алла перезвонила по тому же телефону, и та же девушка записала на прием к доктору Ефетову Сергею Константиновичу. Он –
врач-колопроктолог, онколог, хирург, стаж 12 лет, кандидат медицинских наук, Заведующий отделением колопроктологии, доцент кафедры хирургии МПФ Первого МГМУ им. И.М. Сеченова. Нужно было явиться в субботу 12 сентября к 8-30 утра.

По субботам дорога из Вереи в сторону Москвы не загружена, и мы добрались до клиники на своей машине за час сорок, и я предстал перед доктором, - молодым человеком, на вид немного за 35. Между нами произошел небольшой диалог:
- «Давно у вас геморрой?»
- «Примерно 55 лет».
- «Болит, кровоточит, мешает жить?»
- «Не болит, не кровоточит, вылезает при ходьбе, когда что-либо  делаю с тяжестями, полностью вылезает в туалете. Я его заправляю, в туалете применяю масло черного тмина».
- «Что заставило именно сейчас обратиться с проблемой, “надоело” или “жена достала”? »
- «И то, и другое», ответил я. Супруга стояла рядом.
- «Понятно, давайте я посмотрю», и предложил зайти в соседнюю комнату.
Доктор заставил снять снизу до пояса все шмотки, предложил расположиться на специальном «космическом» кресле с задранными ногами. Дожил, на 83 году принял впервые позу цыпленка табака на сковородке. Ефетов С.К. проделал познавательный экскурс  в мой задний проход, что-то для себя, видимо, уточнив.

Вернувшись в комнату для приема посетителей, он дал мне направление на исследования, что включало в себя разные анализы.
КРОВЬ:
- общий анализ крови;
- биохимический анализ (глюкоза, билирубин общ. И прямой, креатинин, общ. Белок,
  альбумин, АСТ, АЛТ, ЩФ, ГГТ,
Na, K );
- коагулограмма (МНО, АЧТВ, АЧТВ-ПО, фибриноген, ПТИ);
- группа крови, резус фактор, ФЕНОТИП, антиэритроцитарные антитела (только УКБ 2);
-
RW, ВИЧ, HCV, HBsAg (3 месяца).
ЭКГ с расшифровкой (годна 14 дней).

Covid:  Мазок (ПЦР) (7 дней).
КТ грудной клетки.
Анестезиолог (консультация на месте).
Колоноскопия (на месте).
- «После получения всех этих анализов будет госпитализация», подытожил доктор и написал на направлении номер своего телефона, добавив:
- «Если бы была фотография геморроя, когда он полностью выходит, это облегчило бы процесс операции». Скорее всего, он произнес фразу как-то иначе, но смысл заключался именно в этом.
- «Я фото сделаю и перешлю Вам по
WhatsAPP».
На этом первая встреча с Ефетовым Сергеем Константиновичем завершилась и примерно за пару часов мы (моя супруга и я) вернулись в Верею.

В среду (это 16 сентября) практически все анализы, кроме КТ грудной клетки и Кардиограммы были у меня на руках, и я их переслал Ефетову на
WhatsAрр. Фото геморроя я тоже отослал.

В четверг часов в 10 пришла СМСка от доктора, чтобы я перезвонил ему. Его фразы были короткими и категоричными:
- «Геморрой страшнейший, нужна операция, приезжайте в пятницу к 8-зо, в субботу будем оперировать!».

Как говорится, предложение обсуждению не подлежит. На следующий день 18 сентября, опять же на своей машине, я с супругой Аллой прибыл к 8-зо, отбыв из Вереи в 6-оо утра. Пятница, рабочий день, дорога утомительная с пробками. Машину оставил на стоянке, напротив клиники.

Ефетов С.К. просмотрел все предъявленные анализы и отправил сделать рентген грудной клетки вместо предусмотренной КТ. Где-то в 10-зо я был госпитализирован в трехместную палату в отделении проктологии, что на 7 этаже этой клиники. В палате было еще двое с онкологическими проблемами кишечника. Один москвич 55 лет, уже прооперированный, второй 42 летний молодой человек приехал с Ямала и госпитализировался вслед за мной.

После обеда меня посетила анестезиолог Сухомлина Елена Анатольевна, которая задавала вопросы об аллергии на лекарства, принимаю ли я лекарства и какие, какие операции я перенес и когда, посмотрела на ноги до колен на предмет наличия варикозных образований. Лекарств никаких я не принимаю, и по всем остальным вопросам проблем не возникло, однако у доктора появились вопросы к расшифровке моей кардиограммы, которую я привез с собой.  Ту кардиограмму мне делали в Верее сразу после обеда, быть может, это сказалось. Объяснил, что выполняю достаточно объемный комплекс физических упражнений, ни отдышки, ни усталости при этом не испытываю. Я ей дал ссылку на мой сайт (rc-vereya.ru), в котором в колонке «От автора в прозе» можно открыть заметку «Доктор внутри нас», где все упражнения и моя философия к ним описана. Елену Анатольевну, как мне показалось, это заинтересовало. Она отошла, как я понял, к Ефетову, который посоветовал сделать кардиограмму повторно. Процедура было выполнена, но вопросы к функции моего сердца остались. Вновь проявилась аритмия, которой давно не было. Видимо, трудная дорога в два с половиной часа, некоторая суета перед госпитализацией отразились именно таким образом. Ну, в общем, что есть, то есть. Что годами накоплено негативного в функционировании внутренних органов все равно находит повод иногда проявиться. Анестезиолог посоветовала после выписки сделать эхограмму, холтеровское мониторирование ЭКГ и проконсультироваться у кардиолога. У меня было с собой такое мониторирование, сделанное годом раньше. Елена Анатольевна  ознакомилась, но там все было относительно в норме. Тем не менее, ее пожелание осталось в силе.     

После беседы с анестезиологом появился лечащий врач Королев Георгий Андреевич, совсем молодой человек (конечно, все относительно, видимо, я отталкиваюсь от своего возраста). Он пригласил в процедурную комнату, и в паре с врачом-проктологом Шломиной Александрой Михайловной проделал с моим задним проходом ту же процедуру, что было исполнено на первой консультации. Для большего понимания, что же у меня в прямой кишке, я перекинул им на телефоны фотографию геморроя, которую ранее переслал Ефетову С.К..
- «Сегодня вечером сделают клизму, а завтра - операция».
На этом наше общение закончилось.

Перед ужином пришел сам Ефетов С.К. медсестра и лечащий врач. Его монолог не многословен, но содержание в нем необъятное:
- «Утром перед операцией ввести микролакс, клизмы не надо». Это для медсестры, и продолжил, обращаясь ко мне. «Завтра операция планируется в режиме ОНЛАЙН, поскольку это сложный случай. Вас никто не увидит. Нужно ваше согласие».
- «Как прикажите, возражений нет», ответил я, и в шутку подумал: мой задний проход выходит на телеэкраны.
Перед сном медсестра принесла мне в палату тот самый микролакс:
- «Как проснетесь, проделайте необходимую процедуру. До операции ничего не есть и не пить».

Суббота 19 сентября. Утром, я заправил содержимое тюбика, и минут через двадцать освободил кишечник. Перед завтраком пришел Королев Г.А., поинтересовался моим самочувствием и сказал, что операция состоится где-то в 12-оо.
- «Какой наркоз будет?», спросил я.
- «Анестезию введут между позвонками в районе крестца, никаких болевых ощущений в процессе операции не будет. Потом где-то 5 часов будет отходить анестезия, будете лежать».
- «Может напрячься, чтобы геморрой вылез для удобства операции», продолжал я доставать доктора.
- «После анестезии все само вылезет, так что не надо никаких напряжений».
- «Утку к кровати что ли поставят».
Королев Г.А на это усмехнулся, на том моё любопытство закончилось.

Где-то к 12-оо подогнали к моей кровати каталку, я на неё перебрался голышом. Перевезли в операционную, где я снова в «космическом» кресле уютно устроился в позе цыпленка табака на сковородке. Предварительно анестезиолог Стамов Виталий Иванович что-то вколол в нижней части спины, между позвонками  Больно не было, не знаю, делали еще укол, - не чувствовал. Стамов спросил:
- «Тепло в стопах чувствуешь?»
- «Да, что-то такое есть», ответил я.
- «Ну и хорошо, все нормально, не волнуйся».
Да я вообще не волновался. Уже в зафиксированной позе мне на левую руку натянули жгут, который периодически подкачивался. Вероятно, измеряли кровяное давление в процессе операции. На груди налепили присоски для снятия кардиограммы, тоже во время процесса. Операцию делал сам Ефетов С.К., комментируя каждое свое движение. В операционной было много медперсонала, и весь процесс где-то демонстрировался, как некая новая методика по устранению сложного геморроя. Поскольку ничего не чувствовал и не видел происходящего, я расслабился и минут на двадцать (может быть больше) заснул. Уверен, мое давление и кардиограмма были в норме во время операции. После окончания операции мне помогли перевалиться на каталку.

Меня  доставили к своей кровати, куда я еще раз перевалился с помощью лечащего врача, который предупредил:
- «Анестезия будет отходить в течение пяти часов. Лежите спокойно, я подойду», и ушел.
Я обнаружил, что через пенис в мочевой пузырь засунут шланг, в который самотеком, сливалась моча. А я-то до операции все спрашивал про утку, а тут все предусмотрено. Ноги лежали, как бревна, не подчиняясь моим командам, но где-то к концу второго часа после операции тазобедренные и коленные суставы стали как-то функционировать. Стопы оставались неподвижны, потом пальцы на ногах тоже зашевелились, но подошвы как бы подвергались теплому покалыванию.

Именно в этот момент в палату вошел  лечащий врач, прошло чуть более двух часов.
- «Ну как чувствуете?», спросил он.
- «Нормально, ноги шевелятся». Я продемонстрировал движения пальцами ног.
- «Что, можете встать»?
- «Могу».
- «Тогда держитесь за меня, может голова закружиться».
- «Хорошо», ответил я, и надев трусы и накинув рубашку, встал с кровати.

Сбоку справа в районе пояса был прилеплен целлофановый мешок с мочой, в который, так же самотеком, вспрыснулась мутная жидкость, скорее всего с кровью. Вероятно, я как-то неосторожно потянул шланг пока лежал в кровати, или что-то травмировали перед операцией, когда вставляли шланг в мочевой пузырь. Забегая вперед, такая мутная моча больше не повторялась, но пару дней было больно в конце мочевого канала при мочеиспускании. Где-то на четвертый день все болевые ощущения при мочеиспускании прошли.

Голова не кружилась, я дошел до процедурной комнаты без поддержки. Там Королев Г.А. (лечащий врач) убрал из мочевого пузыря трубку, абсолютно безболезненно, и я вернулся в свою палату. Удивительно, но никаких послеоперационных болей я не испытывал. Доктор принес мне лекарства: ОМЕПРАЗОЛ (принимать два раза по таблетке) и ЛЕВОМЕКОЛЬ (трижды за день смазывать задний проход). Медсестра положила на мою тумбочку два тюбика геля Катеджеля для облегчения стула.

Утром, проснувшись, я померил давление, аппарат находился в холле около дежурной медсестры. Давление зашкалило: верхний показатель зафиксировал 159. Через час, при повторном замере, - этот показатель остановился на 132. А непосредственно перед завтраком все пришло в норму: 118/72, но небольшая аритмия всё-таки присутствовала. Вероятно, причиной мог стать спертый воздух ночью в палате. Дома в Верее рама ночью открыта полностью, и воздух всегда свежий. В палате окно не открывалось. Никаких серьезных болевых ощущений я по-прежнему не испытывал. Ходил по коридору, делал всякого рода движения руками, спускался по лестнице с 7-го этажа, чтобы проверить свою машину на стоянке. После ужина, спустя минут 30, я заснул. Меня разбудил сам Ефетов С.К., и пригласил в процедурную комнату. Он осмотрел «последствия операции» и резюмировал:
- «Завтра будем выписываться», на том наше общение закончилось.
Я невольно подумал, когда же он отдыхает? В пятницу я прибыл в клинику, в субботу он оперировал, в воскресенье допоздна делал обходы больных, а в понедельник во главе группы лечащих врачей делал утренний осмотр всех госпитализированных в отделении проктологии.

Все доктора колопроктологии, анестезиологи, младший медперсонал, с кем мне пришлось иметь дело за каких-то трое суток. удивительно ответственные и профессиональные люди. Если во всех сферах деятельности (экономической, дипломатической, промышленной, культурной, образовательной и т.д.) будут такие же специалисты, как в отделении колопроктологии, то за будущее России не стоит беспокоиться.

Теперь по существу. Понедельник 21 сентября, день выписки. Утром перед завтраком пришел Королев Г.А. и пригласил меня в процедурную комнату, где вместе с врачом Шломиной А.М. после осмотра подтвердил сегодняшнюю выписку из клиники. На мой вопрос:
- «Во сколько?»
Он ответил:
- «Не раньше часа дня. Надо подготовить и подписать выписку».
Он зашел в палату еще раз после завтрака и вручил мне памятку, в которой было прописано по пунктам, какого режима я должен придерживаться в ближайшие полтора месяца:
  1. - Прием Фитомуцила для нормализации мягкого стула.
  2. - Соблюдать водный режим (2,5 литра жидкости в день).
  3. - Исключить физические нагрузки в течение 1,5 месяцев.
  4. - Подъем тяжестей до 3 кг. На протяжении 1,5 месяцев.
  5. - Сидячие теплые ванночки с ромашкой (после стула + утром и вечером).
  6. - Исключить острое, жареное, соленое, копченое, спиртные напитки, также исключить продукты
        питания, которые вызывают запор.
  7. - При отсутствии стула в течение 2-х дней прием слабительных препаратов по инструкции
        (Гудлак, Дюфалак).
  8. - Соблюдать гигиену, подмываться, либо использовать влажную туалетную бумагу.
  9. - Прием обезболивающих препаратов: Солпадеин 1 табл. Х 3 раза в сутки; ОКИ 1 пакетик х 2
        раза в сутки (препараты чередовать) через 4-5 часов.
10. - Омепразол 1 капсула (20 мг.) 1 раз в сутки.
11. - Мазь Левомеколь – наружно три раза в сутки.

Я воспользовался свободным временем, попытался сходить в туалет, толком ничего не получилось, принял нормальный душ и спустился пешком по лестнице проверить свою машину. Обратно поднялся в спокойном темпе на седьмой этаж пешком по лестнице. Отдышки не было, сердце из груди не вырывалось. Все свои шмотки я собрал заранее, и, когда где-то в начале второго часа поучил выписку на руки, попрощался с соседями в палате и покинул здание клиники.

Когда сел в машину, включил зажигание, какая-то внутренняя неуверенность пронизывала меня. Нужно было как-то приспособиться к сиденью, предстояло ведь не присесть, а в таком положении находиться без перерывов не менее 2,5 часов. В общем, отъехал со стоянки, и успокоился только, когда въехал на эстакаду в сторону Минского шоссе.  В Верею приехал, находясь в дороге 2 часа 40 минут. Было 16-оо, я сразу принял душ и хорошо пообедал. Надо признаться, что незначительные до этого путешествия боли стали ощутимыми. Как было рекомендовано, принял таблетку Солпадеина. Чтобы освободить кишечник, принял одну таблетку Слабилена.

22.09. Под утро слабительное свое предназначение выполнило на все сто. Как говорят в народе: «на три метра против ветра, не считая мелких брызг». Утром освободился от остатков, но стул был уже нормальным. Днем ничего не делал. Поскольку боли беспокоили, в этот день принял  по одной таблетке ОКИ, Солпадеина и на ночь Ношпу.
 
23.09. В туалет сходил утром, стул нормальный. Естественно, было несколько больно во время освобождения кишечника. Общее состояния пришло в норму, и я косил траву в саду. Ходить не возбраняется, а косилка впереди тебя – не такая уж большая нагрузка. Не лежать же целый  день.
Обезболивающие препараты принимал в том же объеме.

24.09. В туалет сразу с постели, все в норме. Этот день, в общем, повторил предыдущий, докосил вторую половину участка. Газон занимает где-то чуть больше 8 соток.

(25-27).09.. Стул налажен. Боли значительно ослабли. Принимал по одной таблетке Солпадеина и Ношпы, Этого оказалось достаточно. Все предыдущие три дня на ночь принимал по ½ таблетки Фитолакса. Поэтому утром кишечник мягко освобождался.

28.09. – девятый день после операции. Начал выполнять физические упражнения по своей системе. Утром выполнил в полном объеме, только приседания делал не глубокие. Вечером выполнил половину объема. Болеутоляющие лекарства не принимал, слабительное тоже.

С десятого послеоперационного дня я начал жить в обычном режиме. При этом, Фитомуцил принимал ежедневно по чайной ложке, размешивая в стакане воды (200 мл.). Суммарной жидкости на 2,5 литра в сутки, вероятно, не тянул, но в день 5 стаканов чистой воды по 200мл. выпивал.  Проблем со стулом не возникало. Левомеколь и Омепразол использовал согласно рекомендациям. Чтобы исключить напряжения в туалете, иногда принимал ½ таблетки Фитолакса или маленький глоток Дюфалака. Физические упражнения выполняю ежедневно. 2-го, 8-го и 17-го октября парился в сауне с веником. Давление нормализовалось уже на третий день после операции. Также исчезла аритмия, но чуть позже, - на пятый день. Пульс в покое в районе 60-65  ударов в минуту.

Если подытожить: налицо новое качество жизни. Не надо ничего при ходьбе постоянно заправлять. В туалете процесс испражнения занимает секунды. Ничто не мешает мочеиспусканию, что присутствовало до операции.

Всем, кто, так или иначе, продолжает «сотрудничать» со своим геморроем, мой совет: немедленно обращайтесь к колопроктологу. Именно с этой целью опубликована эта заметка. Моя история – наглядное тому подтверждение.      
 

Эдгард Татурян  18.10.2020.
Внутри российские соревнования
Международные соревнования

Сборная команда России

Международые турниры РЛ-9


Игровые моменты: матчи NRL
   

Видеозаписи матчей профи.

 

 

 

 

Международные сайты РЛ


Международные сайты РЛ:

Игры следующего тура







полный Календарь игр >>
Турнирная таблица
полная турнирная таблица >>
Дни рождения

С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!

Кто-то обнял вас по-медвежьи.